Имплозивная аккомодация

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

Невозможно заранее правильно определить, какую сторону бутерброда мазать маслом /Закон своенравия природы/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ:
Чудеса Православия...
Музыка для баяна...


Белоусов А.В. «Неевклидова» фонетика

§ 19. Имплозивная аккомодация


Белоусов А.В. «Неевклидова» фонетика. Продолжение.
Предыдущая страница Многокомпонентность эксплозивной аккомодации.

Имплозивная аккомодация – это разновидность фонетического комбинаторного процесса, принципиально отличающаяся от эксплозивной аккомодации.

Имплозивная аккомодация связана с прерыванием звучания гласного каким-либо согласным звуком. В этот момент органы речи смыкаются, то есть имеет место имплозия. У М.В. Панова находим: «Все звуки речи могут быть разделены на «смыкательные», имплозивные, такие, как [>П] и «размыкательные», эксплозивные, такие, как [<П]. В слове КАНЦЕЛЯРСКИЙ эксплозии и имплозии распределяются так:
[<К >А <Н >Ц <Эы >Л’ <А >Р <С >К <И >Й]. Первый [К] – эксплозивен, он образуется прорывом сквозь сомкнутые речевые органы воздушной струи, и далее раствор [К] продолжается – для звука [А]; сам этот звук [А] произносится так, что раствор сужается – для следующего [Н], и сам [Н] произносится имплозивно и т.д.» /41, 173 – 174/.

Обращаем внимание на то обстоятельство, что М.В. Панов признаёт наличие у звука [К] и сопутствующего гласного [А] общего раствора полости рта! При этом, готовясь к артикуляции последующего согласного, форма артикуляционного аппарата меняется, что не может не отражаться на качестве реализации гласного звука... В этом и заключается основная суть влияния последующего согласного на качество гласного.

При имплозивной аккомодации не вызывает сомнения порядок участвующих в ней звуков: в этом случае гласный является бесспорно предшествующим, а согласный звук – последующим. Однако по аналогии с эксплозивной аккомодацией при описании направления воздействия членов данного фонетического процесса друг на друга мы считаем целесообразнее применять термины консонантная аккомодация и сонантная аккомодация.

При консонантной имплозивной аккомодации: «...нельзя сказать, что в артикуляционно-акустической картине гласного из сочетания «гласный + согласный» нет никаких следов следующего звука: в силу непрерывности артикуляции все гласные перед следующими согласными становятся более закрытыми, а перед мягкими обнаруживают и более передний переходной участок /Л.В. Бондарко: 10, 100/.Однако: «...все рассмотренные характеристики русских гласных в сочетании «гласный + согласный» свидетельствуют о том, что по отношению к согласному они являются элементами более независимыми, чем гласные в слоге «согласный + гласный». Ни стационарная часть, ни переходные участки не совпадают с соответствующими участками гласного в слоге СГ с точки зрения степени подчинённости характеристикам соседнего согласного» /10, 100/.

При сонантной имплозивной аккомодации: «Изменения согласных под влиянием огубленности предшествующего гласного не затрагивают всего согласного в целом, как это наблюдалось в слогах СГ, а распространяются на небольшой участок согласного (длительностью в 30 – 40 мс), примыкающий к огубленному гласному» /10, 105/.

При имплозивной аккомодации возможны ассимилятивная [П’/Ы Л] и неассимилятивная [П’/Ы К] разновидности фонетического процесса. Тем не менее, как утверждала выше Л.В. Бондарко, взаимодействие членов имплозивной аккомодации гораздо слабее, чем это имеет место при эксплозивной аккомодации. Далее этот же автор разъясняет: «Влияние согласного, следующего за гласным, выражено значительно слабее, чем влияние предшествующего согласного. Артикуляционно это может быть объяснено следующим образом: в сочетании «согласный + гласный» изменения гласного вызваны инертностью артикуляционных органов, запаздывающих с перестроением своего положения; в сочетании «гласный + согласный» влияние согласного на гласный может быть вызвано тем, что артикуляция согласного начинается раньше, чем кончается артикуляция гласного.

Предварительная подготовка к артикуляции согласного с самого начала сочетания «гласный + согласный» с акустической точки зрения должна была бы привести к тому, что спектральные характеристики гласных перед согласными, образующимися при участии разных активных органов, были бы различны, при этом изменения должны были бы касаться не столько переходных участков гласных, сколько стационарных: практически это означает, что перед согласным» разного места образования гласные должны были бы различаться уже в самом их начале.

Однако анализ спектрограмм сочетаний типа ГС показывает, что это не так: в так называемой стационарной части гласного частотные значения формант не связаны с качеством последующего согласного.

Это хорошо заметно на спектрограммах... слогов УК, УТ, УМ, УН, ИП, ИТ, ИК, ИН, ИМ. Частотное положение формант с самого начала гласного и до перехода к следующему согласному в сравниваемых случаях одинаково и не зависит от качества согласного.

Мы уже говорили, что одним из существенных признаков взаимосвязанности элементов звуковой последовательности является зависимость переходных элементов гласного от качества согласного, в особенности от его места образования, импликативно выражающейся в твёрдости-мягкости. В слогах СГ, как было показано выше, эта зависимость очень отчётлива по характеристикам гласного перехода мы могли судить об упомянутых выше качествах согласного. В сочетаниях ГС дело обстоит несколько иначе. Переход от стационарной части гласного к следующему согласному не имеет столь чёткой формантно-временной структуры, которую мы наблюдаем в слогах СГ. Особенно отчётливо это заметно на примере сочетаний гласных с мягкими согласными: если в слоге СГ наиболее общим признаком мягкости согласного является И-образный переход гласного, то в сочетании ГС мягкость согласного не влияет в такой же степени на характеристики переходного участка в гласном...» /10, 93 – 95/.

Данное высказывание Л.В. Бондарко во многом согласуется с нашей теорией. В уточнении нуждается лишь один пункт: «... в сочетании «согласный + гласный» изменения гласного вызваны инертностью артикуляционных органов, запаздывающих с перестроением своего положения». По нашему убеждению на изменение положения органов в сочетаниях типа [П/А] у говорящего просто нет времени: в подобных случаях «изменения гласного» вызваны условиями, в которых происходит артикуляция гласного и сопутствующего согласного, то есть в сочетании СГ имеет место совсем не линейная последовательность, а полифоническое сочетание фонетических единиц.

Естественно, что при анализе имплозивной аккомодации возникает вопрос: образуются ли при этой разновидности фонетического процесса полифонические комплексы?

В настоящем параграфе нами уже неоднократно подчёркивалось, что связи в сочетаниях «гласный + согласный» гораздо слабее, чем в сочетаниях «согласный + гласный». Приведём ещё одно высказывание по этому поводу. И.П.Распопов пишет: «Особенность русского языка с точки зрения структуры слога состоит в том, что согласный сильно тяготеет к последующему гласному и, наоборот, слабо примыкает к предшествующему гласному» /44, 41/.

Хотя теоретически возникновение полифонических моментов при имплозивной аккомодации полностью отрицать нельзя, поведение членов данного фонетического процесса принципиально отличается от поведения членов эксплозивной аккомодации. Практически же между гласной кинемой и последующей согласной беспрепятственно можно поставить паузу, а это возможно лишь в том случае, если между фонетическими единицами имеют место линейные взаимоотношения!

Отсюда, если результатом взаимодействия сочетания «согласный + гласный» возникает неделимый полифонический комплекс: [П/А], [Т/А], то в результате взаимодействия сочетания «гласный + согласный» неделимого звуового комплекса не образуется. В речевой деятельности возможны такие случаи артикуляции [Л’/Э Т] и [Л’/Э # Т]*, [П’/А Т’] и [П’/А # Т’], [П/А П] и [П/А # П]. Сравните со случаем [Р/А ПСК’ # Ыj] или со случаем [П # А П], которые принципиально невозможны!

Следовательно, если при имплозивной аккомодации и происходит наложение экскурсии согласного на рекурсию гласного, то этого совсем недостаточно для образования неделимого полифонического комплекса, то есть для образования артикуляционно неделимого сочетания фонетических единиц актуально наложение рекурсии сопутствующего согласного на экскурсию гласного и совсем не актуально наложение рекурсии предшествующего гласного на экскурсию последующего согласного! Именно в этом моменте заключается принципиальное отличие имплозивной аккомодации от эксплозивной разновидности этого комбинаторного фонетического процесса.

Отсюда в артикуляционном аспекте имплозивная аккомодация – это разновидность комбинаторного фонетического процесса, членами которого являются гласная и последующая имплозивная согласная кинемы, не образующие в результате взаимодействия неделимого полифонического комплекса;
соответственно, в акустическом аспекте имплозивная аккомодация – это разновидность комбинаторного фонетического процесса, членами которого являются не образующие неделимого полифонического комплекса гласный и последующий имплозивный согласный звуки речи.

Всё вышеизложенное позволяет нам сделать следующие принципиальные выводы:
1. Если имеется практическая возможность сделать паузу между двумя фонетическими единицами, то это однозначно будет свидетельствовать о наличии между ними линейных отношений.
2. Если практическая возможность сделать паузу между двумя фонетическими единицами отсутствует, то это обстоятельство является свидетельством наличия между ними полифонических, то есть нелинейных отношений.

В процессе изложения темы настоящей работы будут приведены аргументы, подтверждающие справедливость данных формулировок и выводов.

* Примечание: символом # здесь и далее будет обозначаться пауза в речевом потоке.

Далее следует страница Фонетическая ассимиляция.





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 18.01.2015. Последнее обновление 01.07.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru