Белоусов А.В. К вопросу о фонетических единицах

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Любая система, зависящая от человеческой надежности, ненадежна» /Закон ненадежности Джилба/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

Это интересно:
Молитвы о здравии...
Музыка для баяна...


Белоусов А.В. «Неевклидова» фонетика

§ 5. К вопросу о фонетических единицах


Белоусов А.В. «Неевклидова» фонетика. Продолжение.
Предыдущая страница Фонетическая полифония.

Одной из самых загадочных единиц современного языкознания является фонема. На протяжении не одного столетие выдающиеся учёные-языковеды (молодые гении и аксакалы науки) пытались выяснить, что же это такое? Однако, несмотря на оптимизм многочисленных публикаций, никакой ясности в фундаментальной науке по этой проблеме в обозримом будущем, как нам представляется, пока даже не предвидится!

Более того. Каждая новая публикация по фонологии вместо того, чтобы устранить противоречивость теории в данном вопросе, лишь делает её всё более и более запутанной. Теоретическая неопределённость, сложившаяся вокруг фонемы, стопроцентно подтверждает справедливость Шестого закона Паркинсона, который гласит: «Прогресс науки обратно пропорционален числу выходящих журналов...», а также – теории Эддингтона, которая имеет следующую формулировку: «Число гипотез, объясняющих данное явление, обратно пропорционально объему знаний о нем...»

Для автора настоящей работы очевидно, что дальнейшее углубление в эту бездонную сферу будет ни чем иным, как уходом в сторону от генеральной линии нашего фонетического расследования. Поэтому нам хотелось бы применить «соломоново решение», то есть уйти в сторону от проблем, связанных с так называемой фонемой... В дальнейшем мы постараемся по мере возможности обходить те подводные камни и острые углы, которые заложила фонология в основание современного языкознания... (Всех тех, кого волнует выяснение сути понятия фонема, мы отсылает к монографии А.В. Белоусова «Основы единой теории мышления», где на протяжении практически всех 864 страниц разъясняется ущербность современных представлений об этой заколдованной лингвистической единице...)

При всём при том считается, что в отличие от фонемы, со звуками речи дела обстоят совершенно благополучно. А потому ни в экспериментальной, ни в инструментальной, ни в теоретической, ни в прикладной фонетике, изучающей эти так называемые звуки никаких глобальных проблем не существует!!! Однако и подобная «теоретическая определённость», и подобная теоретическая успокоенность – мнимая (это спокойствие страуса, спрятавшего голову в песок).

Очередная проблема современного языкознания заключается в следующем... Существуют две классификации того, что практически все научные издания именуют звуками речи: первая получила название акустическая классификация звуков речи, вторая – артикуляционная классификация звуков речи.

Вместе с этим разные науки (физика, акустика, теория музыки, психология и т.п.) выявили у звука четыре физические характеристики: частоту колебаний, амплитуду колебаний, продолжительность колебаний во времени и наличие вторичных колебаний основного тона... Всем названным физическим характеристикам звука соответствуют их субъективные восприятия, которые имеют уже совсем иные наименования: высота звука, громкость звука, длительность звука и тембр звука. Ничего другого современная наука в характеристике звука пока не нашла.

Всё вышеперечисленное касается науки в целом! В лингвистике же всё обстоит странным и даже невероятно странным образом. В ней именуется звуком то, что на самом деле звуком не является и быть совершенно не может. Всё это относится к так называемой артикуляционной классификации ЗВУКОВ РЕЧИ! В частности, к характеристикам звуков речи современная фонетика относит подъём языка, округлость губ и т.п. Однако в том числе и эти элементы артикуляции никакого отношения к звуку не имеют!!!

Пытаемся разъяснить:
«...подъём языка не входит в структуру известных свойств звука: данное положение артикуляционного аппарата не является ни высотой, ни громкостью, ни тембром, ни длительностью звука!!!
Параллельно этому подъём языка не входит в структуру физических характеристик звука: данное положение артикуляционного аппарата не является ни частотой колебаний, ни их амплитудой, ни вторичными колебаниями основного тона, ни продолжительностью звучания во времени!!!
Проще говоря, любое положение артикуляционного аппарата – ЭТО НЕ ЗВУК!» Это совсем не звук!!! /75/

Кроме того единицы порождения акустической формы речи и единицы восприятия акустической формы речи имеют разную материальную основу (входят в структуру абсолютно разных систем-носителей языковой информации: в одном случае – это положения артикуляционного аппарата, в другом – восприятия механических колебаний окружающей среды. Вследствие этого единицы порождения и единицы восприятия речи состоят из принципиально разных составляющих их элементов, включая различительные признаки. В результате этого же механизмы порождения речи принципиально отличаются от механизмов восприятия речи: вспомним, например, о существовании центра Брока и центра Вернике...

Любому не зомбированному авторитетными изданиями и громкими именами человеку должно быть ясно, что если некая лингвистическая единица ни коим образом не является звуком, то одновременно с этим она не может быть и звуком речи!!!

В нашей концепции положения артикуляционного аппарата образуют лингвистическую единицу, которую мы именуем кинемой.

«Кинема – языковая единица, представляющая собой сочетание элементов, в основу которых положены фиксированные и динамические положения (движения) артикуляционного аппарата, и предназначенная для создания условий, в которых осуществляются колебания окружающей среды, воспринимаемые носителями языка как звук речи...» /75/.

Таким образом, кинема и звук речи – принципиально разные лингвистические единицы. Однако, несмотря на вышеизложенное их принципиальное различие, данные единицы представляют собой «неразлучную парочку», связанную импликативными отношениями: наличие определённой кинемы ведёт к образованию звука речи соответствующего качества. И наоборот: наличие определённого звука речи определённого качества свидетельствует о наличии сопутствующей данному звуку кинеме. (Ну, почти как у Маяковского: «Партия и Ленин – близнецы-братья – кто более матери-истории ценен? мы говорим Ленин, подразумеваем – партия, мы говорим партия – подразумеваем Ленин...»)

Отсюда, если мы ведём речь о качествах звука речи, то косвенно подразумеваем и наличие соответствующих качеств, присущих сопутствующей данному звуку кинеме. И наоборот: если мы ведём речь о качествах кинемы, то косвенно подразумеваем наличие соответствующих качеств, присущих сопутствующему ей звуку речи.

Несмотря на принципиальное различие между кинемами и звуками речи, все они будут входить в структуру фонетических единиц.

Фонетические единицы – это обобщённое название единиц, используемых при функционировании акустической формы речи. Фонетические единицы имеют иерархическое строение. В основе каждой иерархической пирамиды лежат единицы минимального членения речевого потока. В случае порождение речи это будут кинемы. В случае восприятия – это звуки речи.

Примечание 1. В широком смысле фонетическими единицами являются не только кинемы и импликативные им звуки речи, но и фонетические слоги, и фонетические слова... Однако именно в данной работе, ведя речь о фонетических единицах (если не будет иных уточнений), мы будем иметь в виду именно кинемы и звуки речи.

Примечание 2. Так как кинемы и звуки речи являются принципиально отличными друг от друга единицами, то логично было бы для их обозначения ввести в транскрипцию и различные символы. Однако в данной работе для обозначения и первых, и вторых мы будем использовать традиционные квадратные скобки. Уточнение же значения символа будет содержаться в самом тексте высказывания, например, в артикуляционном аспекте слог [ПА] состоит из двух кинем...

Примечание 3. Позже мы будем неоднократно возвращаться к различным аспетам роли кинем, звуков речи и фонем в языковой системе...

Далее следует страница Первое доказательство наличия фонетической полифонии в речевой деятельности.





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 05.01.2015. Последнее обновление 28.06.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Rambler's Top100 Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru