Второе доказательство наличия фонетической полифонии в речевой деятельности

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию...» /Аксиома Кана/


Меню

Пролог...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Отзывы о работах Александра Белоусова...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Карта сайта ...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...

Поиск по сайту:



ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ:
- Молитвы о здравии
- Музыка для баяна


§ 7. Второе доказательство наличия фонетической полифонии в речевой деятельности


Белоусов А.В. «Неевклидова» фонетика. Продолжение.
Предыдущая страница Первое доказательство наличия фонетической полифонии в речевой деятельности.

Определённый интерес для хода нашего расследования представляют следующие мысли Л.В. Бондарко: «Звуковое многообразие, встречающееся в языке, в значительной мере объясняется непрерывностью артикуляционных движений во время произнесения того или иного речевого отрезка – слога, слова, сочетания слов и т.д.
Непрерывность произнесения приводит к тому, что на артикуляцию одного звука накладывается артикуляция следующего за ним» /10, 78/.

И далее: «Влияние гласного на согласный в сочетании «согласный + гласный» артикуляторно заключается в следующем: в самом начале артикуляции согласного произносительные органы стремятся занять то положение, которое нужно для произнесения гласного <...>Все подобные «приготовления» произносительных органов приводят к тому, что любой согласный произносится с частично наложенной на него артикуляцией следующего гласного» /10, 102/. И наоборот: любой гласный произносится с частично наложенной на него артикуляцией предыдущего согласного!

Казалось бы, что вот оно: «...любой согласный произносится с частично наложенной на него артикуляцией следующего гласного»! Вот оно то, что и требовалось доказать! Но в теоретической лингвистике всё обстоит гораздо сложнее. В ней нет места лёгким решениям! В лингвистике очень часто факты и экспериментальные данные говорят одно, а теоретики не видят опубликованных результатов экспериментов и утверждают совсем другое... Поэтому продолжим...

Утверждение, что «любой согласный произносится с частично наложенной на него артикуляцией следующего гласного» полностью согласуется с нашей теорией. Однако в данном случае остаётся неосвещённым один вопрос: состояние голосовых связок при артикуляции согласного в сочетании /СГ/. Они приводятся в рабочее состояние параллельно артикуляции согласного или всё-таки в порядке очереди следом за ним?

Чтобы пролить свет на интересующие нас вопросы, обратимся к помощи другого авторитетнейшего специалиста. В «Русской фонетике» М.В. Панов пишет: «Не вызывает сомнение, что в слове ТЯНЕТ пять звуков: [т’ян’ит].

Стоит нам, однако, посмотреть точную запись этого отрезка речи, например, на спектрограмме, и мы убедимся, что речевой поток является непрерывным, а не дискретным; постоянно меняющимся, а не распадающимся на качественно обособленные куски!

Качество каждого звука резко преображено, изменено соседним звуком. Первый звук в приведённом слове – [т'] – глухой, но конечная часть его уже озвончена. Звонкость не появляется с началом гласного, а уже есть и «на» согласном. Более того, звук не воспринимается именно как [Т’], если не слышна первая, начальная фаза гласного. Согласный не кончается с концом взрывного толчка, он распространяется и на гласный» /41, 24 – 25/. Что и требовалось доказать?

Подчеркнём то обстоятельство, что М.В. Панов опирается не просто на умозаключение, а на экспериментальные данные, которые не могут вызывать сомнения, в то время как теоретическая сторона высказывания несколько противоречива.
1. He вполне ясно, как же всё-таки в подобном случае истолковать согласный: как звонкий или как глухой?
2. Если «звонкость» имеет место на согласном, то почему он воспринимается нами как [Т’], а не как [Д’]?
З. Данная «звонкость» принадлежит согласному звуку или всё-таки гласному: ведь согласный «распространяется и на гласный»?

К некоторым неясностям высказывания мы вернёмся в процессе нашего расследования. Пока же для нас очень важны данные спектрометра о том, что «согласный не кончается с концом взрывного толчка», а «распространяется и на гласный». Всё это является бесспорным доказательством наличия в языке явления, которое мы именуем фонетической полифонией. Экспериментальная фонетика однозначно подтверждает сделанный нами ранее вывод...

«Неевклидова» фонетика: Список использованной литературы.

Далее следует страница
Третье доказательство наличия фонетической полифонии в речевой деятельности.





© Белоусов А.В., 2007 – 2020: Страница создана 30.12.2014. Последнее обновление 02.11.2020. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна

Рейтинг@Mail.ru