Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Не бойтесь изобрести велосипед. Бойтесь вообще ничего не изобрести…» /Неизвестный автор/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии А. Белоусова «Основы единой теории мышления» ...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Отзывы о работах Александра Белоусова...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

Это интересно:
Дивеево: Храмы...


Презентация монографии А.В. Белоусова «Основы единой теории мышления»

«Трудное дело – осознать возможность и необходимость совершенно новых идей; это требует со временем переоценки всех привычных ценностей.
Я не могу гарантировать вам того, что вы услышите с самого начала эти новые, то есть не слышанные ранее, идеи; но если вы терпеливы, то скоро начнёте замечать их…»
/П.Д. Успенский/

Обложка монографии А. Белоусова «Основы единой теории мышления»: http://bav005.ru/ Белоусов А.В.
Основы единой теории мышления

Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006. – 864 с. Тираж 500 экз.
(The Bases of the Unified Theory of Thinking. Part I. Language and Thinking)

Традиционная наука утверждает, что орудием мышления является язык. Из этого утверждения следует, что, не выявив особенностей функционирования названного орудия, невозможно понять и особенностей протекания процесса мышления.
В монографии А.В. Белоусова изложен принципиально новый подход к данной проблеме. Её автор рассматривает все лингвистические единицы и категории, включая фонему и её составляющие, как единицы и категории мышления. Исходя из этой теоретической предпосылки, автор через всю работу проводит мысль о невозможности изучения психологии без знаний основ лингвистики в целом и фонологии в частности, а также о невозможности изучения общей лингвистики без знаний основ психологии.
Книга адресуется психологам, психолингвистам, лингвистам, семиотикам, семиологам, дефектологам, сурдопедагогам, этологам, психобиологам, философам, а также узкому кругу читателей, которые интересуются проблемами мышления и теорией информации.


Аннотация монографии «Основы единой теории мышлкния»

I. Критика языкознания

1. Фонология как тормоз в развитии языкознания

Доказательство полного отсутствия в современной науке комплексного подхода к изучению лингвистических знаковых систем: отсутствие в языкознании раздела, занимающегося исследованиями жестовых форм речи; отсутствие связи фонологии с изучением данных форм речи; отсутствие связи фонологии с изучением иных лингвистических знаковых систем. Попутное уточнение отдельных положений дактилологии.

Цитата: «Надеемся, что настоящая работа поможет обратить внимание хотя бы некоторых лингвистов, на то, что язык далеко не ограничивается рамками звукового строя! Что же касается фонологии, то нам совершенно очевидно, что она полностью обособлена от изучения от остальных знаковых систем! Всё это в итоге не способствует развитию ни самой фонологии, ни упомянутых систем, ни языкознания в целом».


2. Обособление фонологии от психологии

Полнейшее игнорирование языкознанием в целом и фонологией в частности утверждений Ф. де Соссюра, что все элементы языкового знака «в равной мере психичны»; Л.С. Выготского, что «везде в фонетике, морфологии, лексике и в семантике, даже в ритмике, метрике и музыке – за грамматическими или формальными категориями скрываются психологические»; И.А. Бодуэна де Куртенэ, что «сущность человеческого языка исключительно психическая. Существование и развитие языка обусловлено чисто психическими законами. Нет и не может быть в речи человеческой или в языкени одного явления, которое не было бы вместе с тем психическим»; Тейяра де Шардена, что «от биосферы до вида – всё это лишь огромное разветвление психизма, ищущего себя в различных формах». И т.п

Цитата: «Мы убеждены, что психология нам необходима, если не для того, чтобы понять что такое фонема,то, хотя бы для того, чтобы сделать реальный шаг в направлении этого понимания».


3. ...призрак языка

Развитие мысли, сформулированной Э.П. Фридманом: «Все знают, что существуют языки, но никто не знает, что такое язык». Определение языка, как особого типа мышления: «язык – сформированный определённой социальной средой тип мышления, предназначенный для общения между членами данной среды, а также для обработки и хранения информации». Отсюда все языковые категории, в том числе и фонологические, являются именно категориями мышления!!!


II. Критика психологии

1. Парадоксы мышления

Современная наука не в состоянии дать вразумительных ответов на целый ряд очень принципиальных вопросов. Например, мышление – это единый психический процесс, который включает в свою структуру очень многие виды и разновидности мыслительной деятельности: словесно-логическое, наглядно-образное, наглядно-действенное и многие иные виды мышления; или всё-таки каждый конкретный из названных процессов представляет собой нечто совершенно независимое от всех иных видов и разновидностей интеллектуальной деятельности? Если это единый процесс, то, что имеется общего между вербальными и невербальными его формами? Если это принципиально разные процессы, то какой же психический процесс в итоге координирует их работу? Теоретическая неопределённость в затронутых вопросах приводит к порождению взаимоисключающих друг друга теоретических построений. Например, значительная часть психологов отрицает такое понятие как музыкальное мышление, в то время как другая их часть в союзе с музыкантами-исполнителями, преподавателями музыкальных дисциплин, методистами и музыковедами настаивает на правомерности существования названного психического процесса. В результате современные теоретики даже не могут дать однозначного ответа на вопрос: существует ли невербальное мышление? Помимо прочего традиционная наука декларирует, что многие категории орудия мышления, то есть языка, не являются тем самым орудием, то есть мышлением!

Совсем не случайно Л.С. Выготский в своей известной монографии «Мышление и речь» неоднократно подчёркивает, что «учение о мышлении и речи зашло в тупик», что «проблема мышления и речи– столь же древняя, как и сама наука психология, – именно в этом пункте, в вопросе об отношении мысли к слову, наименее разработана и наиболее темна», и что «различные учения о мышлении и речи вращались в одном и том же заколдованном кругу, выход из которого не найден до сих пор», и т.д., и т.п. Вынуждены констатировать, что данные высказывания не потеряли своей актуальности и по сей день. Более того, после их появления на свет, указанные проблемы, стали ещё более запутанными, что самым отрицательным образом отразилось (и продолжает отражаться) на развитии науки!

Некоторые выводы «Основ единой теории мышления»: «Во-первых, разделение мышления на виды весьма и весьма условно: мышление есть единый процесс! А потому все виды мышления и их проявления являются многочисленными элементами данного процесса. А потому в основе всех видов мышления должны лежать общие принципы функционирования, о которых современная наука даже не подозревает! Во-вторых, понятия и суждения при всей их несомненной значимости для интеллектуальной деятельности человека не могут быть тем интегрирующим элементом, который объединяет все виды мышления в единое целое! В-третьих, язык является одним из видов мышления! В-четвёртых, логика изучает словесное мышление только в определённых довольно узких пределах!»


2. Колосс на глиняных ногах

Безусловно, что классическая психология имеет определённые достижения в своём развитии. Например, современная наука пришла к твёрдому выводу, что любой внешней деятельности человека предшествует соответствующая внутренняя деятельность. Так, чтобы спеть любую мелодию, необходимо предварительно представить её мысленно; чтобы сварить суп необходимо сначала предопределить последовательность необходимых операций; чтобы переставить предмет с одного мета на другое необходимо представить, в какое место его нужно перемещать и каким образом это надо делать. Данные закономерности имеют место при осуществлении деятельности любого вида. И только при овладении речью наблюдается совершенно противоположное!!! И отечественная психология, и отечественная лингвистика, вдохновлённые идеями Л.С. Выготского, в один голос утверждают, что сначала человек овладевает внешней речью и только значительно позже – на пороге школьного возраста – внутренней, то есть сначала говорит, а потом уже начинает представлять, что он делает!!! Подобные «научные» теории полностью противоречат всем теоретическим и практическим достижениям всё той же психологи!

Отсюда один из выводов «Основ единой теории мышления» гласит: «Внутренняя речь предшествует возникновению внешней речи и развивается быстрее последней!»


III. Введение в учение о форме и функции

«Основы единой теории мышления» являются дальнейшей разработкой закона сохранения формы и функции, впервые сформулированного практически неизвестным в России шведским цитобиологом А. Лиама-де-Фариа, который в своей монографии «Эволюция без отбора: Автоэволюция формы и функции» (1991) доказывает: «Имеющиеся в настоящее время данные приводят к следующему главному заключению: упорядоченность возникает только из упорядоченности; форма возникает только из формы; функция возникает только из функции. В Природе ни упорядоченность, ни форма, ни функция никогда не создаются и не утрачиваются; они лишь трансформируются в результате комбинирования». Однако этот принципиальнейший закон мироздания остался совершенно незамеченным ни академической, ни вузовской, ни, к величайшему сожалению, альтернативной наукой. Между тем, его выводы способны перевернуть сложившиеся в течение тысячелетий представления об окружающем мире…

Действие данного закона Лиама-де-Фариа распространяет на сферу бытия всех естественных наук, в частности, физики, астрономии, химии, кристаллографии, биологии. Помимо этого компетенция данного фундаментального свойства объективного мира далеко не ограничивается названными областями человеческих знаний. Если подвергнуть упомянутый закон последовательному развитию, то его основные выводы окажутся актуальными и для разделов науки, иногда совершенно необоснованно включаемых в гуманитарную сферу. Это касается в частности психологии, семиотики, языкознания, а также теории музыки, танца, живописи и т.п. Основанием для этого являются повседневные наблюдения, которые приводят к заключению, что абсолютно все формы и функции можно разделить на два вида: объективные, то есть существующие независимо от чувственного восприятия их индивидом, и на субъективные, то есть те, которые является следствием восприятия объективных форм и функций посредством различных чувственных анализаторов.

Согласно закону сохранения все формы и функции в объективном мире образуются из более мелких своих составляющих. Психика человека устроена таким образом, что может различать не только формы и функции воспринимаемых им предметов или явлений, но и формы и функции образующих их элементов. Именно по этим фрагментам формы мышление определяет, что оно имеет дело с тем или иным объектом окружающей или «внутренней» действительности. Мельчайший элемент формы, который может выделить и операционально использовать человек в своей сознательной психической деятельности, получил название дифференциальный признак (различительный признак). В единой теории мышления подобные элементы психической деятельности именуются квантами мышления. В результате процесс сознательного мышления сводится не только к оперированию определёнными образами, но и к оперированию элементами, составляющими указанные образы.


IV. Введение в общую дактилологию

В единой теории мышления «Раздел языкознания, изучающий структурные и функциональные закономерности языка, реализуемого различными проявлениями жестовой формы речи, именуется общей дактилологией». В данном разделе происходит краткое знакомство с тремя системами дактильной формы речи, которые используют в повседневной практике лица, лишённые слуха. Вводится понятия дактилема и дактилоид, которые являются единицами минимально возможного членения потока жестовой речи. Делается акцент на их принципиальное отличие от букв, иероглифов и т.п.!!!


V. Введение в единую теорию мышления

Единая теория мышления рассматривает мышление как дискретный процесс! Мельчайшей (элементарной) порцией мышления, которую может выявить и операционально использовать индивид, является дифференциальный признак! Помимо того, что дифференциальные признаки являются минимальными порциями (квантами) мышления, они одновременно являются и элементарными дифференциальными составляющими.

Дифференциальные составляющие – это единицы мышления, объединения которых приводит к образованию единиц более высокого мыслительного уровня. Элементарными дифференциальные составляющие любой языковой системы (и не только таковой) являются дифференциальные признаки, которые «составляют», в частности, фонемы. Фонемы являются дифференциальные составляющие морфемного уровня. Морфемы – дифференциальные составляющие словесного уровня. И т.д.

Во всех окружающих нас предметах и явлениях также можно выявить дифференциальные составляющие, которые различают или объединяют предметы и явления в определённые группы. Например, существуют характерные признаки (дифференциальные составляющие), которые отличают дерево от травинки. Группа деревьев образует лес. Берёзовый лес имеет свои дифференциальные составляющие, а сосновый – свои. Леса образуют различные лесные массивы. Те в свою очередь – географические зоны, например, какую-нибудь лесотундру. И т.п.

«Процесс мышления постоянно связан не только с анализом некоего множества дифференциальных признаков, но и с анализом очень широкого спектра дифференциальных составляющих. Отсюда понятия имеют место далеко не во всех видах мышления, а дифференциальные составляющие (в том числе и дифференциальные признаки, как минимальные порции мышления) – абсолютно во всех! Мы считаем, что именно способность индивида выявлять различные дифференциальные составляющие является тем, что объединяет все виды мышления в единое целое и, самое главное, является тем, что делает мышление именно мышлением!

После тщательного анализа упомянутых выше проблем, мы пришли к однозначному заключению,
1) мышление – это способность индивида выявлять дифференциальные составляющие и адекватно реагировать на них;
2) чем выше уровень дифференциальных составляющих, выявляемых субъектом, тем выше уровень его интеллекта!


VI. Введение в негативную фонологию

Основная заслуга в открытии и детальном изучении «кванта мышления», то есть дифференциального признака принадлежит разделу языкознания, который получил название фонология. Поэтому автор анонсируемого издания через всю свою публикацию проводит мысль о невозможности изучения психологии без знаний основ лингвистики (в частности фонологии) и, наоборот, о невозможности изучения лингвистики без знаний основ психологии.

Вместе с этим фонология представляет собой клубок противоречий. Существуют несколько так называемых фонологических школ (направлений в лингвистике), которые предлагают принципиально различные подходы решения скопившихся проблем. Современная теория языка даёт воистину соломоново решение устранения выявленных противоречий. Она декларирует, что все школы правы, хотя и проповедуют противоположные точки зрения!!! (Теория не единственности фонологического описания.) В «Основах единой теории мышления» даётся принципиально новые пути разрешения некоторых спорных вопросов языкознания. Попутно ведётся критика основных «фонологических школ» (прежде всего – Московской и Пражской), основные положения которых господствуют в современной лингвистике.

Некоторые выводы «Основ единой теории мышления»:
«Московская» фонема – это единица, которая в принципе не может быть использована в теоретическом описании языка, так как единственным её свойством является способность состоять из других единиц! Больше абсолютно никакими свойствами названная фонема не обладает, и обладать не может! Поэтому, как единица, состоящая из множества иных единиц, она не может реализоваться, представляться, манифестироваться, нейтрализоваться и т.п. Всё перечисленное и подобное тому могут осуществлять только те – другие единицы, из которых будто бы и состоит этот созданный теоретиками фантом. Как единица, состоящая из ряда других единиц, она не в состоянии находиться абсолютно ни в какой позиции. В конкретных позициях могут существовать только те – другие единицы, из которых будто бы и состоит этот призрак. Как единица, состоящая из ряда других единиц она не в состоянии обладать конкретным составом дифференциальных признаков, а потому все функции, считающиеся фонологическими, опять же выполняют те – другие единицы!»

Теоретическое описание «московской» фонемы совершенно не согласуется с фундаментальнейшим законом мироустройства, каковым является закон сохранения формы и функции! Согласно данному закону «Любая конкретная функция будет иметь и столь же конкретную форму существования, каковой и являются те самые другие единицы, то есть звуки речи! И наоборот, неведомая форма, будет обладать столь же неведомой функцией!» Отсюда «множество звуков может образовывать только то, чем оно является на самом деле, то есть может образовывать только множество звуков, а не призрачную ненаблюдаемую и непонятно каким образом существующую абстракцию».

Единая теория мышления трактует фонему как комплекс реально воспринимаемых формальных и функциональных, основных и сопутствующих, постоянных и переменных элементарных признаков, имеющих место при функционировании акустической формы< языкового мышления.


VII. Введение в дифференциалогию

«Дифференциалогия – наука, изучающая оппозиционные отношения, возникающие между единицами мышления, принадлежащими к разнообразным уровням данного психического процесса. Указанные единицы мы назвали дифференциальными составляющими. Эти единицы могут иметь различную природу материализации, и как следствие этого могут быть основанными на слуховых, зрительных, тактильных и прочих ощущениях. Иначе говоря, дифференциалогия – наука, изучающая формы и сопутствующие им функции различных составляющих процесса сознательного мышления». Помимо этого дифференциалогия исследует взаимодействия между единицами мышления, имеющими разную форму бытия, что фактически и является основой семиотической деятельности, суть которой заключается в том, что одновременно с оперированием одними формами и функциями происходит параллельное оперирование принципиально иными формами и функциями. В «Основах единой теории мышления» выявляются незамеченные ранее детали подобной деятельности. Критикуются современные модели строения знака.

В книге подробно прорабатываются отдельные структурные элементы механизма порождения и восприятия речи, рассматриваются различные аспекты мыслительной деятельности, затрагиваются многие спорные вопросы психологии, языкознания, семиотики, теории информации.

Цитата: «Таким образом, факты наглядно демонстрируют, что все слу­чаи, в которых имеют место естественные взаимодействия объективных форм между собой, по своему воздействию на психику человека принципиально отличаются от случаев воздейст­вия тех созданных социальной средой конструкций, которые все без исключения теоретики признают знаками!!!»

Цитата: «Наши наблюдения окружающей действительности и их теоретическое осмысление позволяют прийти к заключению, что...
1. Материальная реальность может либо обладать знаковыми свойствами, либо не обладать ими! (Часто одна и та же реальность!!!)
2. Наличие знаковых свойств зависит как от качеств, присущих материальной реальности, так и от особенностей функционирования психики индивидов!
3. Несомненно, что всякий знак – это информация, но при этом не всякая информация – это знак!!!
4. Не будучи знаком, любой фрагмент материальной реальности остаётся носителем информации!
5. Овладение индивидом любым чувственным анализатором является соответствующей ступенью в развитии его мышления!!!»


Послесловие

Цитата: «Общеизвестно, что пессимист – это тот, кто видит только тёмный тоннель. Оптимист – это тот, кто видит тёмный тоннель и свет в его конце. Реалист – это тот, кто видит тёмный тоннель, свет в конце тоннеля и поезд идущий навстречу. Отсюда Белоусов-пессимист видит только тёмные лабиринты современной противоестественной науки. Белоусов-оптимист видит не только тёмные лабиринты, но и пути выхода из них. Белоусов-реалист видит не только тёмные лабиринты, не только пути выхода из этих лабиринтов, но и тот самый воз, который является символом той самой науки.





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 10.12.2007. Последнее обновление 29.05.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru