Белоусов А.В. К вопросу об эволюции научной мысли

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Неважно, что что-то идет неправильно. Возможно, это хорошо выглядит» /Первый закон Скотта/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагмент 1 «Основ единой теории мышления»...
Фрагмент 2 «Основ единой теории мышления» ...
Фрагмент 3 «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Отзывы о работах Александра Белоусова...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ:
Святые источники Дивеева...
Музыка для баяна...


Белоусов А.В. К вопросу об эволюции научной мысли


«История наук показывает, что прогресс науки постоянно тормозится тираническим влиянием некоторых концепций, которые, в конце концов, стали считаться догмами. Ввиду этого следует периодически подвергать глубочайшему пересмотру принципы, которые были признаны как окончательные и больше не обсуждались».
/Луи де Бройль/

Типографская этикетка с надписью: «А.В. Белоусов. Основы единой теории мышления»: http://bav005.ru/ Одной из особенностей развития научной мысли является то, что очень часто на каком-то этапе её эволюции ложные взгляды могут оказаться необычайно «продуктивными». Например, в отечественной психологии до сих пор господствуют теории, опирающиеся на нелепейшие выводы Л.С. Выготского о том, что человек сначала овладевает внешней формой речи, а ближе к школьному возрасту – внутренней!!! В результате он сначала начинает говорить и только значительно позже – мыслить!!! И мало того, что данная нелепость прочно укоренилась в умах учёных, каждый теоретик в своих работах считает долгом сослаться на неё!!! / Несколько подробнее об этом изложено на странице Белоусов А.В. Колосс на глиняных ногах /

В науке о знаках очень продуктивным оказался магический треугольник. Выяснилось, что его можно очень продуктивно вращать, можно продуктивно сокращать количество его углов, можно в углы помещать самые различные сущности, можно данные сущности помещать в один угол, наконец, можно очень продуктивно самим теоретикам вращаться вокруг данной геометрической фигуры. Причём результаты упомянутой продуктивности реально выражаются в количестве печатных страниц. А там, где имеет место математическое исчисление, как раз и начинается истинная наука...

Наоборот, реальные факты и выводы, сделанные из них, часто являются непродуктивными. Нередко их просто не замечают. Например, в 1997 году Е.Ф. Киров констатирует: «Для формирования модели значения необходимо как минимум четыре элемента: предмет и его образ, знак и его образ» /Киров Е.Ф., 1997, с. 380 – 381/. Данное высказывание вызывает у нас целый ряд возражений, но эти возражения совершенно не касаются количественной стороны, рассматриваемых сущностей: больше элементов может быть, меньше – только с определёнными оговорками, что в итоге будет явным исключением из общего правила (но об этом – как-нибудь в другой раз). Поэтому при рассмотрении теории знака указанный вывод нельзя не принимать во внимание. Однако что же мы наблюдаем на практике? Берём изданное в 2003 году учебное пособие (рекомендованное Советом по филологии Учебно-методического объединения университетов РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 520300 и специальности 021700 — «Филология») «Теория языкознания» В.А. Гречко и находим, что значительная его часть посвящена изложению теории треугольников. И ни намёка на «Фонологию языка» Е.Ф. Кирова!!!

Вполне вероятно, что к настоящему времени указанная работа не получила достаточного распространения (тираж всего 1100 эк­земпляров), а потому неизвестна узкому кругу научной общественности. Это напомнило случай из нашей не столь отдалённой истории. На один из вопросов, который волновал всю страну, министр внутренних дел ответил корреспонденту программы «Вести», что он ничего не знает об имеющих место фактах, на что программа во время выхода в эфир устами А. Гурнова заявила: «Пуго не знает. «Вести» знают...» Аналогично тому представитель официальной науки В.А. Гречко и «рецензенты: доктор филологических наук, профессор В.А. Хомяков, кандидат филологических наук, профессор О.В. Петрова, кандидат филологических наук, доцент Т.М. Горшкова» /Гречко В.А., 2003, с. 2/ ничего не знают о вышеупомянутой работе Е.Ф. Кирова. Совершенно далёкий как от истинной лингвистики, так и от подлинной семиотики, живущий в глухой провинции бывший студент-заочник А. Белоусов знает!!!

Допустим, что здесь две указанные публикации разделяет очень маленький отрезок времени, а потому не все специалисты получили возможность ознакомиться с изложенной выше информацией. Однако в истории науки нередко наблюдаются совершенно бесспорные, но при этом очень непродуктивные факты, которые остаются таковыми (бесспорными и непродуктивными) довольно значительные промежутки времени. Например, многие представители различных научных направлений как будто и не заметили (а может быть, и в самом деле не заметили???) следующего высказывания Л.С. Выготского: «Если верно, что интеллект шимпанзе способен овладеть человеческой речью и что вся беда только в том, что он не обладает звуковой подражательностью попугая, он, несомненно, должен был овладеть в эксперименте условным жестом, который по психологической функции совершенно соответствовал бы условному звуку… Суть дела ведь заключается вовсе не в звуках, а в функциональном употреблении знака, соответствующего человеческой речи» /Выготский Л.С., 1982, с. 86 – 97/.

Касаясь последнего высказывания, заметим, что на дворе уже давно новый век и новое тысячелетие, а теоретики по-прежнему живут донаучными представлениями. Так, в 2003 году у В.А. Гречко находим: «Ограничимся рабочим определением первичного языкового знака, носящего звуковой характер. Языковой знак – это звук или комплекс звуков, являющийся носителем определённых языковых значений; эти значения имеют разный семантический характер в зависимости от того, какой языковой единицей они выражаются (ср.: морфема, слово, словосочетание, предложение). Материальной стороной языкового знака может быть не только звук...» /Гречко В.А., 2003, с. 55/.

Ну вот, оказывается, Белоусов явно преувеличивает: пещерные представления, теоретическая близорукость и т.п.! (Да к тому же эта чуждая истиной науке так называемая терминология!) Перед нами же явный случай, когда совершенно бесспорное с любой точки зрения мнение, высказанное в 1934 году, наконец-то, получило подобающее развитие. Чтобы нас в очередной раз не обвинили в подтасовке фактов, нам остаётся только закончить приведённую выше цитату: «Материальной стороной языкового знака может быть не только звук, но и его различные вторичные условные обозначения: последовательность печатных букв, чернил на бумаге, мела на доске и др. Всё это – различные материальные одежды наших мыслей, первичным выразителем которых является звук» /Гречко В.А., 2003, с. 55/.

И далее: «Язык как субъективно-объективное, материально-идеальное явление не существует вне звука, вне материального воплощения и выражения. И звук как единица языка, в свою очередь, не существует вне единства с мыслью, которую он обозначает и выражает. Поэтому и знак мы понимаем как двустороннюю сущность, единство материального и идеального звука и значения» /Гречко В.А., 2003, с. 56/. И ранее: «Между тем некоторые авторы, по сути дела, игнорируют исключительную роль членораздельного звука в образовании и эволюции языка, отрывая язык вообще от «звуковой материи», считая ее чисто случайным явлением в языке. Так, для Бодуэна де Куртенэ и Соссюра язык – чисто психичеекая сущность. Последний утверждает, что язык есть форма, а не субстанция. В соответствии с его концепцией, язык – психическая, формальная сущность, а не материальная, субстанциональная» /Гречко В.А., 2003, с. 8/... «Если многие другие определения языка имели в виду отдельные существенные функции языка, то генетическое определение языка преследует цель указать на единственно образующие его стихии, определяющие многие его свойства и функции как вида деятельности, отличающей человека. Такими стихиями являются членораздельный звук и выраженная с его помощью мысль, что характеризует все без исключения языки» /Гречко В.А., 2003, с. 10/..

Нетрудно убедиться, что данные фрагменты представляют собой нагромождение всяческих противоречий. Для нас утверждение типа «материальная субстанция не является формальной» является очередным нонсенсом так называемого теоретического языкознания!!! Мы никак не можем согласиться и с тем, что «язык не существует вне звука», что звук «характеризует все без исключения языки»!!! И т.п. О чём довольно обстоятельно велась речь на протяжении всей настоящей работы! / Смотреть страницу Белоусов А.В. К вопросу об односторонности развития языкознания /

Таким образом, в эволюции научной мысли прослеживается явная тенденция, заключающаяся в том, что очень часто бесспорные факты не замечаются, а потому они неопределённо долгий промежуток времени остаются непродуктивными. Параллельно этому очень сомнительные явления постоянно «переливаются из пустого в порожнее», а потому они являются очень продуктивными и, как ни странно, для многих представителей науки весьма перспективными!!! Ну, как здесьне вспомнить реформатора российской словесности В.К. Тредиаковского, который совсем не современным языком высказывал очень современные мысли: «Затверделое мнение сильнее в людях, нежели сущая правда... Почитай, всегда то за лучшее и праведное почитается, что или само худое или ложное» /цит. по Панов М.В., 1967, с. 351/!

Итог всему сказанному (написанному): значительная часть современной науки базируется на, безусловно, научных, но при этом совершенно абсурдных взглядах. Данные взгляды, облачённые в строго научные формы, множатся в геометрической прогрессии. При этом фактически получается, что если теоретик высказывает мнение, противоположное тому, которое поддерживается научной общественностью, то данное мнение будет в прямом смысле этого слова антинаучным. Поэтому настоящая работа является абсолютно антинаучным (надеемся) изданием!!!

Практика показывает, что довольно часто для борьбы с ложными взглядами не хватает даже периода времени, равного одной человеческой жизни. Например, дифференциация буквы и других лингвистических единиц, начатая четверть тысячелетия назад В.К. Тредиаковским, к настоящему времени совершенно не завершена и невероятно далека от своего завершения!!! Современная наука пришла к заключению, что буква и звук – разные понятия, первое из которых будто бы указывает на второе!!! В этом и заключена суть буквы. Однако параллельно изложенному заявляется, что глухонемые общаются при помощи букв. На что указывает в этом случае так называемая буква совершенно непонятно. Получается, что представители данной точки зрения имеют дело с буквами, лишёнными своей сути? Но и этим проблема дифференциации лингвистических единиц не ограничивается. Совершенно не ограничивается! Но об этом несколько позже...

Учитывая всё изложенное, мы приходим к однозначному заключению: бороться с господствующими в современной науке концепциями практически невозможно (да и нужно ли?). Поэтому мы лишь с сожалением констатируем: «Скучно на этом свете, господа» /Гоголь Н.В., 1984, с. 220/. Но, тем не менее, возможно, несколько веселей, чем на том??? Поэтому, несмотря ни на что, а также независимо от того, дойдут ли до читателя настоящие теоретические изыскания или нет, мы будем стараться и далее придерживаться нашего жизненного кредо: ни дня без строчки. То есть, приложим максимум стараний для того, чтобы ежедневно записывать по два-три предложения, которые в итоге помогут нам хотя бы на один шаг или даже на четверть шага приблизиться к финишу этого многолетнего марафона.

Далее следует страница Белоусов А.В. К вопросу об эволюции лингвистической мысли.


Библиографический список

1. Белоусов А.В. Основы единой теории мышления. Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006. – 864 с.;
2. Выготский Л.С. Мышление и речь. // Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 2. Проблемы общей психологии. / Под ред. В.В. Давыдова. – М.: Педагогика, 1982. – С. 6 – 361;
3. Гоголь Н.В. Собрание сочинений. В 7-ми т. Т. 2. Миргород / Комент. С. Машинского. – М.: Худож. лит., 1984. – 319 с.;
4. Гречко В.А. Теория языкознания: Учеб. пособие / В.А. Гречко. – М.: Высш. шк., 2003. – 375 с.;
5. Киров Е.Ф. Фонология языка. – Ульяновск: СВНЦ, 1997. – 451 с.;
6. Панов М.В. Русская фонетика. М.: Просвещение, 1967. – 438 с.

На фото типографская этикетка для упаковки готовой продукции с надписью: «А.В. Белоусов. Основы единой теории мышления. Часть 1. Язык и мышление. Не бросать!»





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 08.04.2008. Последнее обновление 10.07.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru