Белоусов А.В. К вопросу об измерения звука

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Никогда не пытайтесь повторить удачный эксперимент» /Закон лаборатории Фетта/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

Это интересно:
Дивеево: история, святыни, чудеса исцеления...


Александр Белоусов

К вопросу об измерении звука


Белоусов А.В. Введение в дифференциалогию: Комментарии. Продолжение.
Предыдущая страница Белоусов А.В. К вопросу о звуках речи.

Довольно актуальной проблемой для пытливых умов является поиск ответа на вопрос: можно ли каким-то образом измерить некий конкретный звук и звук речи в частности? Наш изначально неправильный ответ будет отрицательным. Так как звук – это восприятие слуховым анализатором субъекта колебательных движений частиц окружающей среды (то есть звук – сугубо субъективное явление), то в результате этого никакие измерения характеристик вука (тембр, высота, громкость) ни самим субъектом, ни иными сторонними субъектами невозможны...

Для наглядности аналогия: каким образом можно измерить, например, зелёность (а заодно солёность, пахучесть чего-то и т.п.). Согласно нашим глубочайшим убеждениям зелёность измерить невозможно. Более того, многие теоретики пошли ещё гораздо далее этого. Они утверждают, что «Говоря простым языком цвет – это ощущение, которое получает человек при попадании ему в глаз световых лучей. Одни и те же световые воздействия могут вызвать разные ощущения у разных людей. И для каждого из них цвет будет разным. Отсюда следует что споры «какой цвет на самом деле» бессмысленны, поскольку для каждого наблюдателя истинный цвет – тот, который видит он сам...» /4/ Согласно данному мнению у каждого субъекта имеет место своя зелёность!

Приходится признать, что существуют веские основания для того, чтобы в определённых рамках признать правомерность этой для кого-то очень спорной точки зрения. Так, советский учёный Н.А. Гарбузов при исследовании восприятия звуковых колебаний обнаружил, что каждый из тех, кто обладал абсолютным слухом (способность на слух определять высоту звука) показывал немного отличный от других результат. Например, высоту звука ЛЯ многие испытуемые определяли «не совсем точно», а с некоторыми незначительными отклонениями... Это позволило Н.А. Гарбузову сделать вывод, что музыкальный слух имеет не точечную, а зонную природу. Разброс звуковысотных колебаний в пределах этой зоны не влияет на качество восприятия музыкального произведения в целом. Но если считается доказанным, что каждый музыкант воспринимает звуки «по-своему», то это свойство психики можно смело распространить и на другие виды восприятия...

У нас нет сомнения в том, что созданный природой зрительный анализатор позволяет воспринимать зелёный цвет всем обладателям подобного анализатора именно как зелёный цвет, но границы его восприятия могут незначительно смещаться. В том числе и благодаря качеству зрения. Вполне вероятно, что у тех, кто имеет «лучшее» зрение, качество цветоощущения несколько иное, чем у лиц с «плохим» зрением...

Итак, наше заключение, вытекающее из всего вышеизложенного: измерить субъективные ощущения невозможно. Субъективные ощущения можно только оценить в сравнительных характеристиках!!! Например, тот зелёный цвет темнее относительно этого... Этот салат более солёный, чем тот... Первый звук более высокий относительно второго... Тембр данного звука похож скорее на звучание кларнета, нежели на звучание валторны...

Фонема, введённая в лингвистику как элемент психической деятельности человека – также субъективная единица, поэтому её измерение невозможно. Единицы данного языкового уровня можно только оцениват путём сравнения между собой ГОЛ – ГОЛЬ, ДОМ – ТОМ и т.п.

Но если звуки речи невозможно измерить, тогда зачем же нужна экспериментальная фонетика, акустические лаборатории, инструментальные методы исследования речи и т.п.??? В этом месте нашего повествования настало время рассмотреть один из главных механизмов осуществления речевой деятельности, каковым является импликация.

Энциклопедический словарь:
«Импликация – (от лат. implico – тесно связываю) (материальная импликация) – приблизительный логический эквивалент оборота «если..., то...»; операция, формализующая логические свойства этого оборота» /2/.

Логический словарь:
«Импликация – (от лат. implicatio – сплетение, от implico – тесно связываю) – логическая связка, соответствующая грамматической конструкции «если ..., то ...», с помощью которой из двух простых высказываний образуется сложное высказывание. В импликативном высказывании различают антецедент (основание) – высказывание, идущее после слова «если», и консеквент (следствие) – высказывание, идущее за словом «то». Импликативное высказывание представляет в языке логики условное высказывание обычного языка. Последнее играет особую роль как в повседневных, так и в научных рассуждениях, основной его функцией является обоснование одного путем ссылки на нечто другое» /2/.

Философский словарь:
«Импликация – (лат. – спутанность) логическое отношение, состоящее в том, что одна вещь «имплицирует» другую, т.е. включает ее в себя. Объект познания имплицирует др. объект познания, если второй с необходимостью вытекает из первого» /3/.

«Обоснование одного путем ссылки на нечто другое» возможно лишь при условии, что между анализируемыми объектами имеется строго обусловленная причинно-следственная связь. При этом логическое заключение, вытекающее из результатов импликации, делается на основании реального взаимодействия реальных объектов. Пример материальной импликации: если дует северный ветер, то флюгер поворачивается в его сторону. Между перемещением воздушной массы и поведением прибора имеет место чёткая импликативная зависимость, которая предусматривает только один вариант развития событий: при наличии материальной импликации не может быть такого положения, когда ветер дует с севера, а флюгер в результате этого поворачивается, допустим, в сторону востока...

«Обоснование одного путем ссылки на нечто другое» позволяет по наличию (или свойствам) одного объекта судить о существовании (или свойствах) другого. Например, если за окном деревья зашевелили своими ветвями, то, совсем не ощущая ветра, мы можем судить и о его наличие, и о его свойствах...

В языкознании термин импликация встречается исключительно как один из способов конструирования сложных предложений и совсем не рассматривается как один из главных элементов механизма речевой деятельности. Между тем, нет и не может быть ни одного речевого акта, в котором бы не использовалось данное явление /1/...

При желании нетрудно убедится, что в речевой деятельности имеют место не просто единичные случаи импликативных отношений, а целые цепочки импликаций. Так, если имеет место определённое положение артикуляционного аппарата, то возникают соответствующие колебания окружающей среды; если имеют место определённые колебания окружающей среды, то нервная система человека реагирует на них возникновением соответствующих электрохимических реакций; если в нервной системе возникла определённая электрохимическая реакция, то она воспринимается субъектом как соответствующий звук речи...

В итоге же мы имеем возможность «обоснования одного путем ссылки на нечто другое»: то есть исследователь не может напрямую измерить звук речи>, но он может измерять те явления, которые имплицируют звуки. В итоге же исследователь может довольно точно определить, например, какие именно колебания воспринимаются человеком как зелёный цвет или как звук [а]... В частности, проводя именно такие исследования, Н.А. Гарбузов сделал вывод, что музыкальные слух имеет зонную природу...

Таким образом, практически можно измерять многие характеристики событий, имплицирующих звуки речи. Среди них:
физические характеристики звуков – это характеристики тех механических колебаний окружающей среды (частота, амплитуда, качество вторичных колебаний основного тона), которые мы воспринимаем как звук:
физиологические характеристики звуков – это характеристики тех электрохимических процессов, происходящих в нервной системе человека, которые возникают в результате восприятия соответствующих внешних раздражителей и которые субъект воспринимает как звук.

В итоге же измерение физических и физиологических характеристик звука помогает исследователям лучше понять (или просто элементарно понять) принципы функционирования механизмов речевой деятельности.

Статья написана по материалам монографии «Белоусов А.В. Основы единой теории мышления. Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006».

Далее следует страница Белоусов А.В. К вопросу о принципе морфемоцентризма.


Список использованной литературы

1. Белоусов А.В. Переходы функции от одной формы к другой // Основы единой теории мышления. Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006. – С. 552 – 558;
2. Импликация // Общий толковый словарь русского языка. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://tolkslovar.ru/i2057.html;
3. Импликация // Философский словарь. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.philosophydic.ru/implikaciya;
4. Цвет // Википедия. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Цвет.

Примечание: цитаты из электронных ресурсов даны в вариантах, существовавших в момент написания статьи. В отличие от печатных в электронных источниках со временем возможны различные исправления.../span>





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 02.02.2014. Последнее обновление 19.06.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru